Главная / Интервью

 

Хроника дня

«Одесские художники — это клад, и надо только копнуть, чтобы извлечь на свет ярчайших и талантливых мастеров»

Катя Пименова, арт-директор #ArtOdessa, об одесских художниках и приоритетах новой галереи Летнего театра.

«Одесские художники – это клад, и надо только копнуть, чтобы извлечь на свет ярчайших и талантливых мастеров»

— В Летнем театре аншлагом открылась новая галерея — #ArtOdessa. Лично я узнала об открытии накануне — из твоего поста в Facebook. То есть, можно сказать, случайно. Но людей на вернисаже было не просто много, их было невероятно много. Расскажи, какой был пиар?

— Никакого особого пиара не было. Просто нынешний Летний театр — место такое популярное (смеётся). Я называю его сердцем сердца города: если считать сердцем Одессы Горсад, то теперь в обновлённом Летнем театре Горсада бьётся ещё одно сердце. Всего за несколько дней работы галереи нас посетили сотни людей. Если не тысячи (смеётся). Кроме поста у себя на странице, я сделала максимум пять личных приглашений на вернисаж. Ну, может быть, семь. Пресс-релиз выставки «Летний город» разослала в двадцать одесских СМИ — в интернет-издания и на телеканалы. Но людей с камерами на открытии практически не было. Ребята из «Редакции» сделали коротенькое видео, за что им особая благодарность.

— Кстати, я посмотрела в Facebook репортаж «Редакции» и комментарии к нему. Среди комментариев по–прежнему есть протесты: дескать, пока вы там открываете галерею и пьёте шампанское, документы на застройку Летнего 8-этажным ТРЦ всё равно у «Солинга», а вся эта ваша арт-деятельность — просто ширма.

— Лично я по поводу всех этих протестов гражданских активистов пришла к одному выводу: на самом деле протестуют десять человек, которые делают это по одной простой причине — не могут держать удар. Мы все знаем, что на конкурс по благоустройству Летнего театра было выдвинуто два проекта: один проект был от гражданских активистов, второй — от Димы Шпинарёва. Горсовет утвердил проект Шпинарёва. И гражданские активисты не хотят сказать: «Ребята, ладно, мы проиграли. Давайте вы теперь сделаете что–то хорошее для города». Нет, им надо подливать — даже не масла, а какого–то дерьмеца. Но выглядит всё это как пощипывание блохи (смеётся). Пусть десять человек протестуют — все остальные это переживут: и кинофестиваль «Немые ночи», и детские и молодёжные праздники, которые теперь проходят в Летнем, и наша галерея тоже.

«Одесские художники – это клад, и надо только копнуть, чтобы извлечь на свет ярчайших и талантливых мастеров»

— Тем не менее собственником зданий на территории Летнего всё–таки по–прежнему является «Солинг»...

— Да, ну и что? Именно эти здания взяты в аренду у «Солинга» на пять лет, и в одном из этих зданий и открылась #ArtOdessa.

— Расскажи, как вот так вот вдруг взяла и появилась галерея.

— Вовсе не так вот вдруг она появилась. Мы потратили на это целых два месяца. Директор Летнего театра Дима Шпинарёв, с которым в 1990-х мы вместе играли в КВН, позвонил мне пару месяцев назад и сказал: «У нас по документам в Летнем театре одно помещение заброшенное фигурирует как "арт-галерея" — по проекту, который остался ещё с советских времен. Я же знаю, что ты занимаешься художниками. Может быть, ты придёшь, и мы подумаем, что с этим можно сделать?» И я пришла.

— И увидела руины.

— Да, здесь не было крыши, были какие–то ржавые балки — в общем, так, как оно тут было последние пятнадцать лет. Пола не было. Стены ободранные. Повсюду граффити.

— Бомжи ещё были?

— Мы их не видели, но было кубло.

— Кубло — это что?

— Такие тряпки скубленные, в которых можно поспать, если больше негде. И вот я приходила сюда раз в несколько дней и смотрела, как достаточно быстро движутся ремонтные работы. Здесь восстановили кровлю, залили бетонный пол, постелили ламинат, поставили стеклопакеты, освежили стены — в принципе, на всё это не нужно так уж много времени при условии достойного финансирования, в чём безусловная заслуга инвестора Летнего театра Германа Наумовича Когана. Когда ремонт был закончен, мы со Шпинарёвым стали вникать в то, как правильно оформить галерейное пространство.

«Одесские художники – это клад, и надо только копнуть, чтобы извлечь на свет ярчайших и талантливых мастеров»

— Да, у вас есть даже точечная галерейная подсветка — редкость для Одессы.

— Мы с Димой прочитали кучу рекомендаций по этому поводу. Выбор правильного освещения — это сложный процесс, и я сама не была уверена на сто процентов. Мы заказали галерейные подвесы для картин. Теперь мне ещё нужен экран и проектор для будущих галерейных проектов.

— Есть какая–то концепция и стратегия у галереи #ArtOdessa? Для кого эта галерея? Для потока туристов? Или же здесь могут быть какие–то кураторские проекты?

— На сегодняшний день у меня нет полноценного ответа на эти вопросы. Я не могу сказать, что у меня уже есть готовая концепция, и я сейчас буду делать проект за проектом. Я консультировалась с экспертами, у меня уже даже появились предложения от кураторов, в том числе и предложения по международному сотрудничеству. Но я отдаю себе отчёт в том, что первый год работы галереи будет тестовым, поскольку пока нужно просто мониторить, что имеет смысл делать в этом пространстве, а что — нет. Поэтому будут разные проекты: и одиозные, и камерные, и классические, и авангардные. Насчёт международного сотрудничества также могу сказать, что я открыта к любому интересному взаимодействию, но прежде всего #ArtOdessa ориентирована на работу с одесскими художниками. Давайте уважать одесских художников! Это клад, и надо только копнуть, чтобы извлечь на свет всех наших ярчайших и талантливых мастеров, о которых многие даже не слышали. Также я надеюсь, что #ArtOdessa станет местом, где принцип хорошего вкуса будет доминировать над всем остальным.

«Одесские художники – это клад, и надо только копнуть, чтобы извлечь на свет ярчайших и талантливых мастеров»

— Принцип хорошего вкуса — это очень размытое понятие. Даже моветон, если мы говорим об искусстве.

— Здесь будет выставляться абсолютно всё, что я сочту интересным.

— Диктатура?

— А почему нет? По крайней мере, на меня возложили эти полномочия. И я смею надеяться, что то, что интересно мне, будет так же интересно и зрителю. Когда задумывался проект «Летний город», проект-открытие, неоценимую помощь мне оказала Анна Голубовская, у которой колоссальный опыт галерейной практики. Аня посоветовала открыть галерею со звучных имен и даже назвала эти имена. И я ей бесконечно благодарна, поскольку я, конечно, могу изображать из себя самую умную, но всё равно мне нужно на кого–то опираться (смеётся). Выбор авторов был обусловлен также и тем, что мы задали тему, созвучную статусу Летнего театра — я уже говорила, что называю это место сердцем сердца Одессы. Поэтому сейчас в #ArtOdessa представлены знаковые для Одессы художники, каждый из которых представляет наш город каким–то своим, особенным видением.

«Одесские художники – это клад, и надо только копнуть, чтобы извлечь на свет ярчайших и талантливых мастеров»

«Одесские художники – это клад, и надо только копнуть, чтобы извлечь на свет ярчайших и талантливых мастеров»

— Расскажи подробнее о художниках и их работах.

— С удовольствием. Начнём с Юрия Плисса. Юрий Плисс хорошо известен как в Одессе, так и за её пределами как крайне лирический автор. Если сказать, что его образы Одессы ностальгические, — это сказать банальность. Мне кажется, что все эти одесские дворики, парадные двери и морские пейзажи Плисса просто втягивают в себя зрителя. Это картины, которые можно назвать воспоминаниями об утраченном, или ощущениями ускользающего, или порталами в другие времена и измерения. На выставке есть несколько работ художника, в том числе и «Ланжерон. Остров–Причал», форматная картина из его экспериментальной серии 2008 года.

Григорий Аркадьевич Палатников. Это мэтр. Заслуженный художник Украины. Крупнейшая фигура. Виртуозный иллюстратор, автор самой топовой графики последних изданий «Двенадцати стульев» и «Золотого телёнка». Палатников иллюстрировал Гомера, Амаду, Бабеля, издал собственную книгу «Мой Амаркорд». Но нам на выставку Григорий Аркадьевич дал живопись. Сначала хотел дать одну работу. Потом две. Я говорю: «Ну, дайте, пожалуйста, три. Что может быть лучше трёх женских образов?» И вот у нас в #ArtOdessa «Дрессировщица», «Девушка с веером» и «Девушка с гитарой» Палатникова. Идеально.

Геннадий Верещагин для Одессы — это как «Мона Лиза» для мирового искусства. Немножко смелое заявление, но я его себе позволю именно потому, что я всякий раз сталкиваюсь с тем, что интерьеры очень многих публичных пространств в Одессе — от горсовета до офисов разнообразных серьёзных компаний — обязательно украшены офортами Верещагина. Образ Одессы Верещагина, начиная с 1980-х годов, — это какое–то идиллическое и идеальное воплощение лучшего города на земле.

Игорь Терехов, скромнейший человек и талантливейший художник, предложил для «Летнего города» серию своих зимних пейзажей. Это было более чем освежающе (смеётся). И это идеально вписалось в концепцию, потому что вот это ощущение чистоты и тишины города, которое исходит от этих маленьких пейзажей, просто феноменальное. Подходишь — и оказываешься в этой ауре, в этом дыхании зимней Одессы — тихой, чистой и идеальной.

Вишенка на торте — участие в выставке Юрия Зильберберга. Юрий Давидович вытрепал мне все нервы, пока мы довели эти семь его графических листов до возможности взять их у него, оформить и привезти в галерею. Мы знакомы с Зильбербергом достаточно давно, я писала статью о нём и его творчестве. Но он человек особенный, и не всегда есть возможность к нему запросто подступиться.

Однажды он мне сказал, что он не нуждается в деньгах, потому что ему хватает зарплаты. Он преподаёт скульптуру в «грековке». У него действительно много студентов, которые по секрету рассказали мне, что очень ценят Зильберберга ещё и потому, что он никогда не навязывает им своё видение, а даёт возможность самим постичь какие–то истины. Так вот, я была допущена к Юрию Давидовичу в мастерскую, и он мне позволил отобрать некоторые работы для выставки. Потом то, что я хотела взять, он мне не дал — сказал, что в другой раз. Далее я умоляла его позволить мне всё оформить не четырьмя зажимами под стекло, как он это обычно делает своим авторским методом, а более современно. Получила на это отказ. Затем он запретил перевозить работы на транспорте, поскольку стёкла могут лопнуть, и сказал, что сам всё принесёт. В конце концов мы всё–таки доставили оформленную им графику в галерею на машине, но все работы держали в руках. И, конечно, уже в галерее лопнуло одно стекло, вечером накануне открытия. На следующее утро Юрий Давидович сам принёс новое стекло и сам оформил работу заново — к открытию мы успели.

Зильберберг — это взрослый человек с совершенно детской душой. Совершенно не публичный. С очень сложной биографией: когда он сам был студентом, его выгнали из училища за какое–то нелицеприятное высказывание, и он был вынужден доучиваться в Дагестане, потом вернулся в Одессу, а в 1990-е, когда обрушилась вся система государственных заказов на скульптуру, Юрий Давидович как скульптор, который к тому времени выработал свою художественную вселенную, вынужден был поставить крест на скульптуре и заняться уже в качестве сублимации графикой. При этом его графика, в том числе и та, что есть на выставке, очень скульптурна.

Я считаю, что мы просто обязаны раскрыть зрителю талант Юрия Зильберберга максимально. В его мастерской в Софиевском переулке очень много интереснейших скульптур. Есть графические серии, которые представлены сотнями работ. Есть необыкновенно интересная графика на чайных коробочках: когда ты разворачиваешь картонную пачку от чая, перед тобой возникает очень любопытная форма, которую Юрий Давидович прорабатывает изо всех сил. Если всё будет благополучно, мы, надеюсь, сможем сделать со временем персональную выставку Юрия Зильберберга в #ArtOdessa.

«Одесские художники – это клад, и надо только копнуть, чтобы извлечь на свет ярчайших и талантливых мастеров»

«Одесские художники – это клад, и надо только копнуть, чтобы извлечь на свет ярчайших и талантливых мастеров»

«Одесские художники – это клад, и надо только копнуть, чтобы извлечь на свет ярчайших и талантливых мастеров»

— Давай поговорим о самом интересном для художников и зрителей вопросе искусства — о финансовом. То есть, о продажах и ценах.

— Для художников участие в выставочных проектах #ArtOdessa не стоит ничего — картину за выставку оставлять не надо. На представленные художниками работы мы делаем галерейную наценку, это естественно. Но она абсолютно адекватна —  мы ничего не удваиваем. Наша наценка — 20-30 %.

— Какие цены? Почём, например, «Остров–Причал» Плисса?

— Это самая дорогая работа на выставке — $ 6000. Она, конечно же, идёт с колоссальным отрывом от других авторов.

— Какие цены на других авторов?

— Женские портреты Палатникова можно приобрести по $ 1100. Верещагин — 14 000 гривен. Гривен, не долларов. Терехов — 3000-3200 гривен. Графика Юрия Зильберберга — по 3000 гривен за лист. Это очень лояльные цены на работы таких мастеров. Тем более, что всё уже оформлено.

— А как ты планируешь привлекать клиентов? Общеизвестно, что искусство нынче продаётся с трудом, даже в давно заявленных галереях. Понятно, что само место Летнего театра работает на #ArtOdessa, но всё–таки.

— Дело в том, что к галерее никто не относится как к чистой коммерции. Если бы всё в Летнем театре было коммерцией, это был бы торговый центр. Галерея не обязана быть прибыльной, по крайней мере, в первый год своей работы. И экономически #ArtOdessa не является самостоятельным элементом. Галерея — это часть пространства Летнего театра, в котором уже есть детская игровая зона, где услуги предоставляются за деньги, а часть этих денег поступает на содержание галереи. Кроме того, как известно, в Летнем театре восстанавливается зона кафе, которая также является коммерческой. Поэтому предусмотрено перенаправление финансовых потоков: те части территории, которые зарабатывают деньги, будут содержать тех людей, которые собираются в Летнем театре по разным культурным и образовательным поводам. В том числе — и в галерее #ArtOdessa. Я хочу привлекать гостей в галерею проектом, который придумала. Это будет образовательный проект, в рамках которого одесские коллекционеры расскажут истории своих коллекций. Будут также онлайн–трансляциии видеозаписи этих ивентов. Если благодаря таким встречам в Одессе появятся новые коллекционеры искусства, это будет плюс.

«Одесские художники – это клад, и надо только копнуть, чтобы извлечь на свет ярчайших и талантливых мастеров»

Беседовала Лариса Осипенко

Фото — Лариса Осипенко


10
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

????????...

Видео

Опрос: что такое формула Штайнмайера и как уладить ситуацию в Донбассе?

ТАЙМЕР продолжает узнавать мнение рядовых одесситов по поводу наиболее обсуждаемых политических вопросов.

Инфографика



????????...