Главная / Интервью

 

Хроника дня

Люба Токарева: «Главным источником вдохновения для меня является киберпространство»

Одесская художница Люба Токарева о тренде на искусство девяностых, стратегии личного сопротивления, а также о проекте «Абстрактный сюрреализм» в галерее #ArtOdessa.

Люба Токарева: «Главным источником вдохновения для меня является киберпространство»

— Весной на международной выставке Ain’t nobody’s business /«Не ваше дело»/ в PinchukArtCentre твоя инсталляция из перьев привлекла внимание Питера Гринуэя. Во всяком случае, глядя на фото, можно подумать, что культовый британский режиссёр размышляет, а не арендовать ли ему у тебя этот «перьевой набор» для съёмок какого–нибудь очередного эстетского киношедевра. Расскажи, как твои перья «долетели» до Киева.

Люба Токарева: «Главным источником вдохновения для меня является киберпространство»
Питер Гринуэй на выставке в PinchukArtCentre, фото ©PinchukArtCentre

— Это забавно, Гринуэй был невероятно культовой фигурой именно тогда, когда эта работа создавалась! Сейчас она была восстановлена по инициативе PinchukArtCentre. Это моя ранняя инсталляция 1994 года: стол, стул, пишущая машинка, лампа — и всё это покрыто перьями. Эту работу я сделала специально на знаковую для своего времени выставку «Свободная зона», которая проходила в Одесском художественном музее в 1994-м. В ней участвовали не только все главные украинские художники contemporary art, такие, например, как Борис Михайлов или Арсен Савадов, но и многие известные москвичи: Алексей Беляев–Гинтовт, Михаил Розанов и другие. Анатолий Ганкевич тогда работал совместно с Олегом Мигасом, их дуэт был известен по кличке «Трупы», что было референсом к тексту Ролана Барта о постмодернизме и смерти автора. На «Свободной зоне» были представлены и совсем молодые тогда одесситы — нынешние звёзды украинской арт-сцены: Игорь Гусев, Bondero, Дима Дульфан. В общем, это было масштабное шоу под сотню участников, о котором написали даже в Art News.

А перья как материал впервые появились у меня в работе, которую я сделала в 1993-м для коллективного одесского проекта «Сновидения одной ночи». Потом была выставка «Luxe ex tenebris» в Одессе, «Пространство культурной революции» в Киеве, ну и так далее. То, что делалось для этих проектов, было новаторским, но я была абсолютно уверена, что спустя двадцать лет это будет по–прежнему кому-то интересно. Так и вышло.

— Как ты считаешь, чем продиктован массовый интерес к девяностым?

— Нынешнее увлечение девяностыми — отчасти тренд. Для молодёжи это мифическое, славное время, в которое они не жили. Как для меня — времена фабрики Уорхола. Приятно же ностальгировать о том, чего ты никогда не видел? Как бы то ни было, в моду вернулись «варёнки» и ботинки Dr. Martens. Но если тогда они были знаком маргинальности и протеста, то теперь их носит кто угодно, даже истеблишмент в лице Джиджи Хадид, что само по себе абсурдно.

— А в чём секрет тренда на искусство девяностых?

— Если говорить об украинском contemporary art того периода, то это было временем невероятного подъёма — несмотря на то, что вокруг было болото, из которого, казалось бы, нет никакого выхода. Я, например, немного скучаю по панку, гранжу, поколению Х. Хотя наши постперестроечные страдания не приснились бы Курту Кобейну и в самом страшном сне. Но был драйв, какой может быть только тогда, когда выбили почву из–под ног, и ты совершенно не знаешь, что делать, куда идти. Всё, что тогда делалось, было экспериментом и новаторством. В Одессе, в Центре современного искусства «Тирс», который находился в Шахском дворце на улице Гоголя, проходили самые авангардные выставки, в которых я участвовала и показывала свои работы из перьев.

— Но почему всё–таки перья?

— Кураторы PinchukArtCentre выдвинули свою версию того, о чём же эта работа. Якобы этот стол напоминает стол для допросов в кабинете следователя. У кураторов было своё видение всего проекта Ain’t nobody’s business как коллективной позиции художников по поводу спорных отношений между властью и личностью. Эта выставка в целом была посвящена опрессии, стратегиям подавления и способам личностного сопротивления и самоопределения. К моим интенциям во время создания инсталляции в 1990-х всё это, конечно, никакого отношения не имеет. Но этот объект неслучайно назван Untitled. Это предоставляет возможность каждому мыслящему человеку интерпретировать его по–своему.

Люба Токарева: «Главным источником вдохновения для меня является киберпространство»
Фото PinchukArtCentre © Maksym Bilousov 2019

— Тем не менее создание сюрреалистических объектов из перьев вполне можно считать личной стратегией сопротивления постперестроечной энтропии?

— Безусловно. Это было время крушения империи, смены парадигм и большой растерянности. Фактически, эта работа, в её историческом контексте, является отражением лиминальности 1990-х, то есть, их «порогового», переходного состояния. Лиминальности — как личного состояния человека. Лиминальности — как состояния объекта, в данном случае интерьера, который лишь сохраняет иллюзию внешних очертаний. Эту иллюзию сновидческой размытости и создавали перья.

— Можно ли этой твоей инсталляцией провести параллель с нынешним временем и нынешней ситуацией в Украине?

— Параллель провести можно, но довольно условную. Государство, в котором мы живём, снова в трудном положении. Но теперь всё совершенно по–другому: и драйва нет, и трудности другие.

— Михаил Рашковецкий, куратор и арт-критик, игравший важную роль в одесском совриске, заметил как–то, что если в 1990-е главной эмоцией человека, связанного с искусством в Одессе, было отчаяние, то нынче это — уныние. Что в современной одесской ситуации вызывает у тебя уныние?

— В Одессе сейчас художественных галерей осталось меньше, чем пальцев на одной руке. Для города с миллионным населением это очень мало. Для сравнения возьмём Сан–Франциско. В нём население можно дотянуть до миллиона только если присоединить к Сан–Франциско соседний Окленд. Но на это количество людей там приходится больше сотни галерей! Разница есть?

— Можно поспорить. Перефразируя мем из старого советского кинофильма, в Одессе в искусство облачились уже самые отсталые слои населения. Открываются какие–то галереи и арт-пространства людьми, не только бесконечно далёкими от культуры, но и такими, которые писать без орфографических ошибок не умеют. Зачем они это делают, мне лично так до конца и не ясно. Но каких галерей не хватает Одессе с точки зрения художника?

— Как я уже сказала, галерей должно быть много, и они должны быть разные, работающие в разном формате и в разных направлениях: и коммерческие, и некоммерческие, и artist-run space. В городе должны проводиться и open studios, и gallery walks. Поэтому тот факт, что галереи открываются, меня лично радует. И я, например, была немало заинтригована, когда увидела летом в Facebook фоторепортажи с открытия новой галереи #ArtOdessa в Летнем театре. Приятно удивило пространство: локация в самом центре города, гармоничные пропорции, хороший свет. Мы с Bondero пошли туда специально — посмотреть всё вживую. И поняли, что было бы неплохо сделать здесь выставку: это идеальное место для презентации нашего проекта, который мы давно хотели показать в Одессе. А тут как раз поступило предложение от Кати Пименовой, арт-директора этой галереи. Всё совпало.

Люба Токарева: «Главным источником вдохновения для меня является киберпространство»
Люба Токарева «Уно». Холст, акрил. 90х122 см

— Что за проект будет представлен в галерее #ArtOdessa?

— Проект «Абстрактный сюрреализм». Это живопись и графика. Но это не классический абстракционизм и не классический сюрреализм, а новое видение конвергенции между этими направлениями в искусстве. Главным источником вдохновения для меня является киберпространство. Как тело человека в наше время уже наполовину состоит из пластика, так сознание его формируется интернетом. Хорошо это или плохо? У меня лично к этому двойственное отношение. Я с этим борюсь, как могу. Однажды даже удалила свои аккаунты в соцсетях. А использовать виртуальный мир для создания реальных произведений искусства — один из методов моей борьбы. Тому, насколько сознание современного человека деформировано интернетом, — и большинство людей этого не осознаёт! — посвящён и мой следующий проект, о котором, я надеюсь, мы тоже вскоре поговорим.

— Можно ли считать, что твои сюрреалистические перья из 1990-х явились предтечей абстрактного сюрреализма?

— О, это интересное наблюдение! Похоже, что так. Только сейчас мне интересно автоматическое письмо — неконтролируемое создание текстов. На мой взгляд, ответ поисковика на запрос пользователя — это нечто схожее с автоматическим письмом. Современному человеку уже с трудом удаётся провести границу между собственным сознанием и ответом поисковой системы на вопросы, которые это сознание задаёт. Киберпространство каждую секунду генерирует постоянно обновляющийся автоматический текст.

— Ты окончила одесскую «грековку» и московский ВГИК, в нулевых уезжала из Одессы и работала в кино и в дизайне. Но при этом всё равно вела «тихое сопротивление» и занималась живописью — насколько я знаю, в основном, фигуративной. Как вообще в твоём живописном поиске появилась абстракция?

— Как–то раз я надолго оказалась в США, и первое, что увидела в Нью-Йорке, была выставка американского скульптора Джона Чемберлена в Гуггенхайме. Чемберлен делал абстрактные скульптуры из частей разбитых автомобилей. Он был современником Дональда Джадда. Считается, что именно он сделал абстрактный экспрессионизм трёхмерным. Представляешь, всех возможных цветов скрученные–перекрученные, измятые, сваренные вместе куски автомобильного металла? Мощь!

Потом, переместившись в Сан–Франциско, в МоМА я увидела работы Жюли Мехрету, Криса Офили… В американском искусстве очень ценится техничность и материальная составляющая: поразить масштабом, дорогими материалами, немыслимой проработкой мельчайших деталей, привлекать к работе целые бригады ассистентов. Осуществлять что–либо в тех же масштабах в Одессе нереально. Но хорошая школа помогает.

Люба Токарева: «Главным источником вдохновения для меня является киберпространство»
Люба Токарева «Книга джунглей». Холст, акрил, эмаль. 90х110 см

Поэтому по возвращении в Одессу я начала работать, смешивая пространственно выстроенные абстракции с элементами фигуратива. Вскоре я узнала, что в Одессе есть ещё художники, которые мыслят в том же ключе. Это Bondero и Ира Бережко. Кроме того, наши работы отлично смотрятся вместе. Поэтому мы как–то раз сели, написали совместный проект «Абстрактный сюрреализм. Хаос киберпространства» и показали его на выставке в Амстердаме в 2013-м. С тех пор большая часть работ осела в частных коллекциях, поэтому на выставке в Одессе будет много новых работ.

— В афише указано, что кроме ваших работ в выставке в Летнем театре будут участвовать картины Леонида Войцехова. На основании чего вы включили в число абстрактных сюрреалистов умершего год назад дуче одесского концептуализма?

— С тех пор, как во второй половине XX века появился концептуализм, концептуалисты пытались потопить живопись и сбросить её с парохода истории. Но живопись оказалась непотопляемой. Об этом как раз вспоминали кураторы триумфально открывшейся в лондонской «Тейт» выставки английского абстракциониста Фрэнка Боулинга. Боулинг, льющий тонны краски на холст и слой за слоем создающий восхитительные огромные холсты, всегда был признанным живописцем. Но когда концептуализм был на пике моды, интерес к Фрэнку Боулингу ненадолго угас. Но при чём тут Войцехов? Чем мне лично интересен феномен Войцехова, так это тем, что он был и живописцем, и концептуалистом в одном флаконе. Его живописные работы идеально вписались в наш проект, у которого, кстати, в #ArtOdessa состоится не одно открытие, а два. Такой вот сюрреализм. Кроме вернисажа 12 сентября будет ещё повторное мероприятие 22 сентября, в воскресенье, с презентацией журнала «Лёнчик». То есть, Войцехов–концептуалист и Войцехов–живописец встретятся в одном пространстве.

— Одна из твоих картин, которую мы увидим на выставке в #ArtOdessa, называется «12 дней молчания». А вот то, что на ней изображено, лично я назвала бы фантасмагорией Потёмкинской лестницы.

— О боже, это забавная интерпретация! Все мои работы этого периода построены вокруг некой незыблемо жёсткой формы в центре. В данном случае это лестница, ведущая вверх. Это частый и архетипический мотив сновидений. Не только мой, но и большинства людей. То есть, лестница — это символ движения вверх, к свету. А то, что вращается вокруг неё, — это динамический хаос различных энергий. Лестница, ступени — всё это по сути своей некая пагода, которая иллюстрирует 10 ступеней на пути к просветлению. А молчание — это то, что способствует просветлению.

Люба Токарева: «Главным источником вдохновения для меня является киберпространство»
Люба Токарева «12 дней молчания». Холст, акрил, эмаль. 110х140 см

— О чём можно молчать и о чём нужно говорить современному художнику?

— Роль художника — социально некомфортная. Художник не только развлекает и ублажает, художник ещё критикует, провоцирует, бьёт палкой по голове, чтобы напомнить о том, что всё не вечно.

Вспомнилась одна история. Как–то я оказалась в Непале, а там как раз случилось землетрясение 7,9 баллов. Город Бхактапур, где я находилась, был разрушен за одну минуту. Сил уехать оттуда сразу не было, и я осталась. Кроме меня в городе оставалось еще двое иностранцев — пожилые французы. Мы встретились в единственном работавшем в городе ресторане, отужинали, чем бог послал, заговорились… Когда настало время уходить, я открыла дверь на улицу, и тьма резанула глаза. Кромешная тьма. Я постояла пару минут, глаза привыкли, и я начала различать силуэты руин. Вдруг где–то вдалеке замаячил слабый свет, откуда — непонятно, электричества ведь нигде не было. Я пошла навстречу этому свету, прокладывая себе дорогу среди груд камней и поваленных линий электропередач… Такая вот метафора пути художника: пути к свету сквозь тьму, по извилистой, трудной дороге.

Беседовала Лариса Осипенко

Фото из личного архива Любы Токаревой



6
Подписывайтесь на наш канал в Telegram @timerodessa (t.me/timerodessa) - будьте всегда в курсе важнейших новостей!
Чтобы оставить комментарий, авторизируйтесь через свой аккаунт в

????????...

Видео

Открытие Odessa Jazz Fest: видеовзгляд

Вечером 20 сентября в Летнем театре открылся трёхдневный Одесский международный джазовый фестиваль с участием музыкантов из 12 стран мира.

Инфографика



????????...